Тихвинская межрайонная больница
 1234567890

Тихвинская межрайонная больница

Мы поможем стать пациенту независимым

Реабилитация в России — вопрос больной. Как говорится, медики не могут, а пациенты не хотят. О западной реабилитационной медицине ходят легенды, о российской тоже ходят …но уже не легенды, а страшные истории. Примерно так, зная проблемы хирургической и реабилитационной медицины «здесь» и «там» не понаслышке, думал корреспондент «Леноблинформ» перед интервью с заведующей  отделением медицинской реабилитации «Тихвинской межрайонной больницы имени А.Ф. Калмыкова» Марией Булатовой. Кто бы мог подумать, что передовые европейские методики, подкрепляемые здравым человеческим подходом и психологией, оказывается, успешно применяются в удаленном от крупных городов — Тихвине. Беседа с заведующей пошатнула скептицизм «травленного пациента» и побудила рассказать о месте, где могут помочь в беде.

— Мария Анатольевна, расскажите об истории создания отделения реабилитации в вашей больнице?

— Отделение реабилитации было создано в прошлом году 3 сентября, может принять одновременно 60 человек. Оно работает по двум направлениям: для пациентов с нарушениями функций центральной нервной системы и для пациентов с нарушениями функций периферической нервной системы и опорно-двигательного аппарата. Поскольку у нас стационарное отделение, мы работаем с пациентами второго этапа реабилитации, берем их сразу после острых состояний —  операций на суставах конечностей и позвоночнике, острых инсультов, черепно-мозговых травм. 

— Расскажите, пожалуйста, подробнее об этапах реабилитации.

— Есть три этапа реабилитации. Первый этап — первые дни или недели (в зависимости от заболевания) после катастрофы, которая случилась с человеком. Например, после инсульта — это первые две-три недели, острейший период, пока пациент находится в неврологическом отделении. После, допустим, эндопротезирования — это 10 дней до снятия швов, пока пациент лежит в травматологическом отделении.

Второй этап — сразу после острого периода. После перевода из этих двух отделений пациенты попадают в стационарное отделение медицинской реабилитации. А также в случае если человеку показано стационарное лечение, например, при остром  остеохондрозе — у человека сильные боли в  спине и он не может ходить. Третий этап — амбулаторный (или поликлинический). Пациенту уже не нужно круглосуточное нахождение в условиях стационарного отделения, но он нуждается в определенных процедурах (лечебной физкультуре, физиотерапии).

—Как происходит лечение пациента в вашем отделении в этот второй этап реабилитации?

—Наши врачи работают по принципу мультидисциплинарности — это когда с одним пациентом одновременно работают врачи разных специальностей. Лечение для каждого пациента определяется индивидуально. Еженедельно бригада специалистов собирается и обсуждает каждого пациента по своему профилю — анализирует его динамику, вырабатывает рекомендации.

Ведущим врачом в бригаде, который определяет основное лечение, является либо невролог, либо травматолог — в зависимости от профиля заболевания. В бригаду входят также врачи: физиотерапевт, по лечебной физкультуре, иглорефлексотерапевт, эрготерапевт, логопед, медицинский психолог, терапевт. Работают также массажисты и инструктора гидрокинезотерапии, сестры и санитарки. В нашем отделении есть редкий специалист — нейропсихолог. Он лечит людей с нарушениями высших психических функций. Кроме того, он работает с родственниками, которые часто не готовы к уходу за тяжелым инвалидом. Нейропсихолог совместно с другими врачами рассказывает родственникам, как дальше с пациентом обращаться, поддерживать его, какие нужны приспособления, чтобы есть, как помочь инвалиду сесть. То есть как адаптировать пациента к повседневной жизни.

Знаю, что реабилитация в России существенно уступает западной. Пока человек не столкнется с такой проблемой, он мало задумывается о значении восстановительных методик. В вашем отделении знакомы с европейским опытом?

— Реабилитация не имеет границ, в ней колоссальное количество методов и возможностей, особенно с учетом технического прогресса. Реабилитация в России хорошая, но, конечно, не везде. В крупных городах,  таких как Москва, Санкт-Петребург, Казань применяются передовые европейские методики, надо просто знать — куда именно обратиться.  Что-то принципиально новое найти в реабилитации сложно, в теории все давно придумано. А вот применять на практике теоритические знания, действительно, важно. Знаете, немецкие ученые проводили исследования и доказали, что нет преимуществ одной методики перед другой, нужно просто уметь ее применять и достигать нужных результатов.

— А какие передовые методики, условно говоря, новые, применяются в вашем отделении?

— Из таких методик могу назвать Бобат (Bobath), Войта (Voita), ПНФ (PNF), иглорефлексотерапия, Маллиган. Расскажу вкратце. Бобат — восстанавливающая методика для пациентов с нарушениями центральной нервной системы и с травмами. Бобат-терапия успешно применяется в реабилитации пациентов разных возрастных групп, имеющих проблемы с движением и активность повседневной жизни. Концепция Бобат основана на пластичности мозга и его способности к реорганизации. Так, благодаря некоторым исследованиям удалось установить, что здоровые регионы мозга частично берут на себя функции, которые ранее выполнялись пострадавшими регионами. Это знание активно применяется в концепции Бобат. Успех восстановительного лечения во многом зависит от активной позиции самого пациента. Это связано с тем, что в восстановительной терапии основную роль играет процесс обучения. Здесь, как в школе, могут попадаться способные и менее способные, активные и малоактивные «ученики». Помочь пациенту хорошо освоить «предметы» на занятиях — важная задача! Безусловно, при помощи концепции Бобат невозможно полностью восстановить нарушенные функции, но целью лечения всегда остается максимальное улучшение условий и качества жизни пациента. Войта — один из методов стимуляции движений. Осуществляется раздражение определенных рефлексогенных зон,  которые стимулируют различные движения. При заболевании у человека эти рефлексы оживляются, а мы их используем. Особенно эффективна Войта у детей. ПНФ — методика проприцептивного нейромышечного облегчения – это концепция, использующая нераскрытый психофизический потенциал пациента. Поход в работе с пациентами в рамках концепции строго индивидуален, в котором учитываются, помимо основной проблемы, активность повседневной жизни, хобби, профессиональная деятельность. Целью ПНФ является достижение оптимального уровня функциональных возможностей пациента.
Пациенты активно вовлечены в процесс реабилитации, поскольку все упражнения выполняются совместно с терапевтом. При использовании ПНФ любое движение вызывает реакцию всего организма.
Концепция ПНФ применима для всех направлений реабилитации.  Иглорефлексотерапия — метод, направленный на стимуляцию определенных точек, где есть нервные скопления, с целью получения реакции. Можно снять высокий тонус мышц или, наоборот, при необходимости повысить, снять боль, в том числе мигрень. Допустим, у пациента порез и часть лица не работает, точечная стимуляция заставляет мышцы лица активизироваться. Концепция Маллиган — это новый подход к решению проблем, связанных с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Так же эту концепцию еще называют – Мобилизацией с Использованием Движений. Концепция «Мобилизации с помощью движения» — это новый подход мануальной терапии. Ключевым моментом в концепции является тот, в который пациент совершает движение, бывшее до этого болезненным. В том случае, если боль продолжает сохраняться при движении во время мобилизации, техники Маллиган противопоказаны — данное утверждение является золотым правилом концепции (только если были испробованы все варианты мобилизации, но при этом боль сохранялась и/или усиливалась). Визитной карточной концепции является немедленный эффект обезболивания движения.

В скором времени мы собираемся внедрить  методику Бутулинотерапии — лечение последствий инсульта с помощью ботулинистического токсина.  В мышцы с высоким тонусом (постоянный спазм мышц) вводится бутулинотоксин, который этот тонус снижает. После того как мышцы расслабляются у пациента появляется возможность разрабатывать конечность, делать упражнения. Вообще, бутулинотерапия имеет широкий спектр применения: помимо лечения последствий инсульта, это восстановление после травм, снятие болей, лечение кривошеи, тиков, пореза лицевого нерва и т.д.

— Мы сейчас говорим в основном о восстанавливающих методиках после нарушений центральной нервной системы. А что применяется для травматологических больных?

— При восстановлении пациентов после травм применяются более простые методики. Кинезотерпапия, физиопроцедуры, гидрокинезотерапия. Кинезо — в переводе движение. Кинезотерапия — лечение движением, то есть лечебная физкультура. Кинезотерапия состоит из методов мануальной терапии (ЛФК)  и механотерапии. У нас для этого есть различные тренажеры. Тренажеры для разработки амплитуды сгибания коленного сустава в случае контрактуры. Велотренажер для верхних и нижних конечностей, который используется в основном для кардиотренировок. Беговая дорожка для отработки правильного стереотипа ходьбы. Стабилизационная платформа с биологической обратной связью для тренировки равновесия в положении стоя.

Очень эффективная методика — это гидрокинезотерапия, ЛФК в бассейне. Движение — это жизнь, движение в воде — это вторая жизнь. В воде снижена гравитационная нагрузка и любые движения выполнять проще, чем на суше. Если на суше не хватает сил поднять руку, то в воде такая возможность появляется. Кроме того, в воде снижается нагрузка на сустав, который после операции стоит поберечь, а на мышцы нагрузка идет хорошая.

— У вас и экскурсии в больнице для пациентов бывают?

— Лечение происходит в рабочие дни.  В выходные дни пациенты получают только лекарственные процедуры. А так они предоставлены сами себе, делают домашнее задание — упражнения, которые им рекомендовали, мы пытаемся создать для них культурную программу. Это обычная практика для многих центров. У нас проходят концерты на территории больницы. А также мы возим пациентов на экскурсии в Тихвинский монастырь. Желающие могут исповедаться. Для верующих пациентов это очень важно. Они получают дополнительные силы, мотивацию для восстановления. У них появляется третья рука.

— Как заведующий реабилитационным отделением можете сказать, чем больше «любят» болеть пациенты?

— Я бы хотела сразу снять этот вопрос (резко отреагировала собеседница — прим. ред.). Невозможно «любить болеть инсультом»! Это беда, большая трагедия, и не только для заболевшего, но и для его родственников. Инсульт имеет определенный реабилитационный потенциал: высокий, средний, низкий. Если у пациента низкий реабилитационный потенциал, он будет нуждаться в постоянном уходе. Всю оставшуюся жизнь (не месяц, не два, а годы и годы) он будет прикован к постели и родственники должны будут за ним ухаживать.

Что касается количественного соотношения пациентов, которых мы лечим, то людей с инсультом — очень много, ежедневно в больницы госпитализируются пациенты с острым инсультом. При этом заболевание «молодеет». Если раньше инсультом болели люди пожилого и среднего возраста, то сейчас встречаются и 20-летние больные.

Много пациентов поступает после операций, таких как эндопротезирование коленного, тазобедренного, локтевого суставов. Реабилитация этих пациентов тоже сложная. В организм привносят новую конструкцию, не имеющую ничего общего с органическими костями. Нужно проделать большую работу, чтобы новый сустав прижился, чтобы мышцы его приняли,  чтобы он нормально заработал.

— Может ли человек полностью восстановиться после перенесенного инсульта?

 —Инсульт тяжелое заболевание— на втором месте по частоте смертности. Кроме того, это  инвалидизирующее заболевание, при котором  человек может восстановиться полностью, но процент таких пациентов невелик.

Есть три периода восстановления. Период, когда мы можем добиться максимальных результатов — это первые три месяца.  Три месяца мы должны работать на максимуме каждый день — в это время головной мозг активно отвечает на какие-либо наши воздействия. В течение года — еще возможны какие-то изменения. Все, чего удалось достичь за год — чаще всего остается навсегда. После года восстановить активную двигательную функцию уже невозможно. Дальше наша задача максимально адаптировать человека к повседневной жизни. Если через год у пациента дистальные отделы руки, кисть, не восстановилась, то она уже не заработает, но это не значит, что человек останется беспомощным. Мы научим его себя обслуживать, подскажем, как ему стать независимым.

— Как конкретно происходит процесс адаптации человека к жизни?

 — Прежде всего, и этому мы научились у наших зарубежных коллег, нужно четко ставить конкретные задачи. Не работать над  абстрактными движениями — ловчее палочку перебирать или согнуть второй палец на парализованной руке — а достигать функциональных целей. Человек не может сам застегивать пуговицы, зашнуровывать ботинки, держать ложку в руке, садиться и так далее — вот эти задачи и нужно решать. Есть специальные упражнения и приспособления.

Инсульт это не простуда и не аппендицит, он не пройдет за неделю, не надо ждать, что завтра вы проснетесь и все будет нормально, нужно жить здесь и сейчас, а для этого нужно максимально адаптироваться с тем, что есть. У нас в отделении активно применяется эрготерапия  —  методика, направленная на социально-бытовую адаптацию.

—  Что можно порекомендовать пациенту при восстановлении и адаптации?

— Самое главное условие — это мотивация самого пациента. Если пациент на себе поставил крест, не борется, у нас (хоть разбейся в лепешку, предложи самые лучшие тренажеры и методики) ничего не получится. Но мы можем помочь ему обрести уверенность. Не только обещая успех на словах, но и подкрепляя слова действием. Уже в первые недели мы можем спрогнозировать, что именно будет делать пациент через полгода, через год. Мы рассказываем пациенту о его возможностях и подкрепляем действием. Вот лежит тяжелый пациент, и он не верит, что может даже сесть. Слова врача, что он может сесть, встать и даже ходить — для него важны, но он должен с чего-то начать. Мы говорим ему:  сейчас поворачиваетесь на бок, спускаете ноги, садитесь. Видите, вы сами сели. После конкретных действий у пациента появляется вера, и он начинает работать. И такой психологической работой с пациентом занимаются все врачи, не только психолог.

— Можете Вы из своей практики рассказать случай «чудесного исцеления»?

— Да, была одна женщина, после инсульта, у нее было полное обездвижение половины тела. В острый период, когда мы только начали с ней заниматься, у нее рука немного отошла, но была очень слабой. А нога не отошла совсем, она не могла ходить. Пациентка выписалась домой. Через месяц занятий дома она полностью восстановилась. Даже если нет существенной динамики в самом начале, не стоит опускать руки, она может появиться немного позже и родные стены в этом помогут.

У нас есть пациент, который поступил из другой больницы, где на нем поставили крест. У нас он научился садиться, вставать, ходить. У него огромная личная мотивация, он не полностью восстановился, но сейчас уже водит машину и счастлив!

— Что главное в работе именно для Вас?

— Восстановление наших пациентов. И это не слова. К нам едут люди из Москвы,  Санкт-Петербурга, Гатчины,  Коми, Воронежа, из разных городов. У нас работают высококлассные специалисты, которые владеют новейшими методиками по реабилитации, последними, ведущими, европейскими. Наши врачи регулярно проходят обучение.

Я — врач ЛФК. Раньше на вопрос о том, кто я по специальности, я отвечала, что врач спортивной медицины. Это звучало более солидно. А сейчас я спокойно отвечаю, что я врач лечебной физкультуры. Я хорошо училась в  московском университете, могла выбрать абсолютно любую специальность,  но я выбрала ЛФК. Пока не столкнешься с необходимостью реабилитации, не знаешь что такое лечебная физкультура, как она важна и что она может.

В жизни нет ничего трагичного, за исключением проблем со здоровьем. Все остальное —  потеря работы, денег, машины — это неважно. Трагедия, когда не можешь даже самостоятельно сходить в туалет. Здоровые люди не имеют право впадать в уныние. А мы помогаем людям в кратчайшие сроки вернуться к нормальной жизни. Наблюдать динамику в процессе выздоровления наших пациентов — это для меня самое важное.

Елена Скоропоспешная

Петр Макаревич
Александр Горшков
Главный врач Тихвинской MБ

Тихвинская межрайонная больница: смертность сократить, трудоспособность повысить

В настоящее время численность населения Тихвинского района составляет более 70 тысяч человек, из них: около 58 тысяч горожан и более 12 тысяч жителей сельской местности.  Основной лечебной базой является центральная районная больница в городе Тивин с поликлиническими и стационарным отделениями для детей и взрослых. Ее подразделением является Шугозерская районная больница. Для населения работает единая служба скорой помощи, включающая в себя 7 постов. Для оказания первичной медико-санитарной помощи работают 16 фельдшерско-акушерских пунктов. Коечный фонд района составляет 472 койки. Из них 354 койки в круглосуточном стационаре и 102 – койки дневного пребывания в стационаре.

О новых направлениях работы, планах и перспективах  корреспонденту «Леноблинформ» рассказал главный врач «Тихвинской межрайонной больницы им. А.Ф.Калмыкова» Александр Горшков.

- Александр Александрович, какие изменения произошли в системе здравоохранения Тихвинского района в последнее время и как они сказались на работе учреждений?

- Я считаю, что изменения, связанные с передачей районных больниц в подчинение областному комитету по здравоохранению Ленинградской области позволяют эффективно взаимодействовать по вертикали власти, оперативно внедрять те или иные решения. Ужесточение контроля за деятельностью районных больниц положительно сказывается на качестве предоставляемых населению услуг. При этом переход под юрисдикцию областного комитета по здравоохранению не отменяет плотного взаимодействия и полного взаимопонимания с муниципальной властью, которые были налажены за долгие годы совместной работы.

-  Каким наравлениям работы уделяется особое внимание в последнее время?

- Приоритет для здравоохранения Лениградской области — это сокращение показателей летальности, в том числе смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и в результате ДТП. В конце прошлого года в нашей больнице открылась противошоковая операционная. Введена в эксплуатацию вертолетная площадка, позволяющая оперативно принимать пациентов и направлять их в областные и федеральные медицинские учреждения. Оборудование машин скорой помощи соответствует современным стандартам. Автопарк представлен машинами марки «форд», оснащенными дефебриляторами, отососами и прочим оборудованием, необходимым для контроля состояния больного в пути. Штат сотрудников скорой помощи полностью укомплектован. Все это позволило снизить показатели летальности в несколько раз.

- Мы знаем, что уже больше месяца при больнице функционирует первый в Ленобласти реабилитационный центр. Как вы оцениваете его работу?

- В последнее время в нашей стране уделялось не достаточно внимания такому важному направлению работы, как реабилитация. В этом плане нам есть чему поучиться у зарубежных коллег. В России это направление медицины только набирает обороты: необходимо обучить персонал, продумать новые подходы и привлечь современные технологии, чтобы в конечном итоге снизить инвалидизацию населения.

3 сентября в Тихвинской межрайонной больнице было открыто стационарное отделение медицинской реабилитации для пациентов с нарушениями функций центральной нервной системы, периферической нервной системы и опорно-двигательного аппарата. К нам направляют пациентов, перенесших острый период заболевания, или травму, имеющих реабилитационный потенциал, у которых отсутствуют противопоказания. К их услугам - два тренажерных зала, зал лечебной физкультуры, кабинет физиотерапии, зал  трудотерапии. Для развития мелкой моторики мы применяем специальные стенды, чтобы адаптировать людей к повседневной жизни. Например, у нас есть приборы, которые  имитируют выключатели света и ручки газовой плиты на кухне. Все это помогает людям заново научиться обслуживать себя в быту. Также для восстановления пациентов мы применяем  водолечебные ванны, пациенты посещают бассейн. Реабилитация проходит под контролем множества специалистов: социального работника, логопеда, медицинского психолога, невролога, травматолога и терапевта. За месяц работы центра его услугами воспользовались 60 пациентов, которые смогли полностью или частично востановить нарушенные функции организма. В следующем году мы планируем открыть койки дневного пребывания и внедрить реабилитацию на дому.

Наш реабилитационный центр — единственный в регионе. Мы готовы принимать пациентов со всей Ленинградской области. Попасть к нам можно двумя путями: перевестись из стационарного отделения по завершению острого периода или через участкового терапевта, который определит у пациента наличие медицинских показаний и противопоказаний. Чтобы осуществить перевод, необходимо отправить этапный эпикриз от 10 дня от начала заболевания, а также контактные данные заведующего отделением соответствующего стационара на электронный адрес центра rehabilitation@crbtikhvin.org. Целесообразность направления пациента и очередность его поступления рассматривает врачебная комиссия. Дату госпитализации пациентов необходимо согласовывать с заведующим стационарным отделением медицинской реабилитации Валерием Владимировичем Шварыкиным, его номер 8-931-256-43-36.

- Александр Алкесандрович, расскажите, как вы решаете общую для всех областных медучреждений проблему дефицита кадров? И с какими еще проблемами  сталкиваетесь?

- Стоит отметить, что укомплектованность средним персоналом у нас составляет 92 процента, по врачебному персоналу показатель несколько ниже, но на фоне остальных больниц региона, все не так плохо. Основная проблема с терапевтами и педиатрами. Тихвин удален от Петербурга, сюда сложно заманить молодых квалифицированных специалистов.  Мы ищем докторов по всей России, направляем в медицинские вузы всех желающих местных абитуриентов. Главной проблемой остается предоставление жилья. По областной программе на эти нужды в регионе выделено 65 млн рублей, мы сможем купить всего 3 квартиры, а в очереди - 35 человек (это 1/6 часть всех врачей), для которых сейчас больница снимает жилье. Проблема стоит достаточно остро, поскольку уже сейчас средний возраст медработников — 55 лет. Через 5 лет многие из них уйдут на пенсию. Я считаю, что выходом может стать отдельная программа по предоставлению жилья врачам, возможно субсидирование какой-то части стоимости квартиры.

Кроме того, хотелось бы, чтобы областные учреждения здравоохранения получали больше средств на капитальный ремонт. Программа модернизации закончилась, а потребность в ней осталась. Также есть проблемы с оборудованием, но все не так плохо, как было 5 лет назад.

- Какие задачи ставит перед собой районная система здравоохранения?

- В следующем году мы планируем полностью обновить стоматологическую поликлинику, в начале 2015 года будет закуплено новое оборудование.

Чтобы разгрузить врачей поликлиники и отделить пациентов с острой болью, не нуждающихся в госпитализации от остальных, планируем создать на базе взрослой поликлиники отделение неотложной помощи.

В деле борьбы с последствиями сердечно-сосудистых заболеваний большую роль играет информированность населения. Мы планируем регулярно размещать в СМИ информацию о том, как вести себя при первых признаках инсульта или инфаркта. Также снижению смертности от заболеваний сердца поможет покупка ангеографа. С его появлением мы сможем проводить в больнице весь комплекс лечебных процедур, а не посылать пациентов в другие учреждения. Мы надеемся, что все эти меры помогут вернуть трудоспособность пациентам, перенесшим инсульт или инфаркт, или во всяком случае социализировать их и повысить качество жизни. Наша цель - добиться плановых показателей, которые ставит нам правительство региона по дорожной карте до 2020 года.

Анастасия Столбова

 

Вернуться на страницу Комитета по здравоохранению