Советский
 1234567890

Историческая справка

Ландышевка

Ала Кирьола Ala Kirjola

Поселок. До 1939 г. деревня Kirjola входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

Деревню также называли Алакирьола. Название ее переводится как "Нижняя Кирьола". История ее восходит к XV веку. Именно с тех пор в ней жили представители древнего рода Кирьонен, давшие имя этой деревне. Вероятно, они были выходцами из деревни Юля Кирьола (Верхняя Кирьола, что находилась у южной оконечности оз. Куолемаярви), переселившимися на побережье в средние века. Начиная с 1540-х гг. в период шведского владычества в деревне было два участка. В 1563 г. владельцем их упоминается Олоф Снидкар, сын которого, Йонс Скрипториус, настоятель Выборгской церкви, унаследовал земли Алакирьола, владея ими по крайней мере с 1586 по 1594 г. В следующем столетии деревня находилась во владении Яакко Симонсона. Его вдова продала поместье в 1660 г. за 200 кронталеров уездному судье Элиасу Харалдсону, который во дворянстве приобрел фамилию Старенскьолд. От него Алакирьола перешла по наследству старшему сыну Йогану. Его сводный брат, Йохан Хунниус, был известным выборгским купцом.

В 1708 г. усадьба Алакирьола была полностью уничтожена петровскими войсками. Когда боевые действия переместились западнее Выборга, опустошенное поместье взялся возделывать некий Арминен, но вскоре оно перешло в собственность Хунниусу, вдова которого в 1740-х гг. продала Алакирьолу купцу Андреасу Бондерусу. Он привел в порядок усадьбу, придав главному зданию и пристройкам современный той эпохе вид, оснастив дом "камином и окнами". После его смерти в 1769 г. обнищавшее поместье было продано с молотка. Некоторое время оно переходило из рук в руки, пока, наконец, не обрело нового хозяина в лице капеллана Мелартопаеуса. В 1779 г. он продал имение лейтенанту Карлу Йогану фон Шаренбергу, который с началом войны 1788 г. продал Алакирьолу Кристиану Гинцу. В тот год усадьба вновь была полностью уничтожена и переходила от одного хозяина к другому. Несколько дольше остальных владел усадьбой сенатор Л.Г. фон Гартман, от которого она перешла в собственность будущему первому губернскому секретарю Антону Альфтану.

Антон Альфтан был действительно практичным человеком. В 1829 г. он основал в Алакирьола свечной и мыловаренный заводик, который в 1849 г. перевели в Выборг, где он был известен как завод Хави. Помимо этого в поместье появилась пивоварня, в ближнем местечке Лууринсаари построили кирпичный завод, в Хумалсаари появилась гавань и судоверфь, со стапеля которой спустили на воду 3 брига, 1 шхуну и барк "Сью брёдер". В усадьбе уделяли внимание и рыболовству, и садоводству. Антон Альфтан умер в 1854 г., а поместье унаследовал его сын Якоб. В 1860-х гг. на территории усадьбы строится новый деревянный одноэтажный господский дом классического стиля с портиком и крыльцом.

В 1863 г. торговая фирма Алфтан обанкротилась, вследствие того Алакирьола досталась генерал-губернатору Платону Рокосовскому. В 1876 г. произошел раздел поместья на две половины. Северную часть - Лахти, выкупил назад Карл Алфтан. В 1894 г. вторую половину Алакирьола купила за 80 000 марок вдова инженера Людвига Нобеля, основателя Бакинской нефтяной компании, госпожа Эдла Нобель. Она же пару лет спустя купила у инженера Фрица Линигерта и поместье Лахти за 50 000 марок. Площадь имения Эдлы Нобель теперь составляла 1008 га. В 1908 г. она присоединила к своему имению и мызу Пикку-Кирьола (Малая Кирьола), выкупленную у барона Александра Рокосовского. Барон нашел, видимо, дачу попроще, но остался жить в Алакирьола. В 1905 г. к имению Нобелей присоединилась и мыза "Агнела", относившаяся территориально к деревне Куккола. Ее купила дочь Эдлы - врач Марта Нобель-Олейникова. Туда перенесли здание летнего детского дома рабочих завода Нобеля. Прежде оно находилось в деревне Ваахтола. В 1915 г. мыза "Агнела" была окончательно передана полковнику Х. Бэклунду.

Купившая усадьбу Алакирьола Эдла Нобель поселилась в старом господском доме, построенном еще при Алфтане. Дом к тому времени уже начал разваливаться. Она пыталась ремонтировать здание, но однажды, входя в обеденную залу, она проткнула своею тростью прогнивший пол насквозь. После чего госпожа распорядилась строить новый особняк. В 1903 г. она пригласила к себе старшего преподавателя архитектуры Политехнического училища Густава Нюстрёма, академика, который проектировал здания Хельсинского Государственного Архива и Сословного Собрания. Главной работой профессора Нюстрёма в Кирьола стало новое сложенное из кирпича оригинальное здание с высокой башней, построенное в 1903-1904 гг. Цокольный довольно низкий этаж здания был предназначен для подсобных помещений. Там находилась также и кухня. Интересно, что среди тех помещений была специальная комната для чистки и полировки медной посуды. Бельэтаж занимали парадная зала с зеркальными стенами, великолепная столовая зала и несколько богато декорированных приемных. Всего в доме насчитывалось 24 помещения. В глазах местных жителей особняк Нобелей выглядел королевским дворцом. На башне развевался шведский флаг, ведь Нобели были гражданами Швеции.

Профессор Нюстрём не остановил своих начинаний на особняке, а продолжал разрабатывать проекты прилегающих построек. Так, в 1910-1911 гг. в имении появилась новая кирпичная конюшня. В ней содержались породистые скакуны, получавшие пищу в больших фаянсовых сервизных чашах, а для питья там был устроен специальный фонтан в виде медвежьей головы, из пасти которой била родниковая вода. На верхнем этаже конюшни были устроены квартиры для конюхов. Двор был окружен каретными ангарами, поодаль находились два свинарника, два курятника на 1000 птиц и утиная ферма на такое же количество голов. Все постройки представляли собой единый архитектурный ансамбль.

В саду площадью в полгектара было высажено 400 декоративных деревьев, кустарников и цветов, привезенных из-за границы. Планировкой сада занимался петербургский парковый архитектор Регель. В усадьбе имелась также оранжерея и теплица, за которыми ухаживал шотландский садовод Джон Андерссон. Каждое летнее утро к Выборгскому рынку отправлялось судно, груженное корзинами с овощами. Лес охранял прибывший в Кирьола из Турку шведоязычный лесник Боот, он также заведовал железнодорожным полустанком Кирьола.

Со времен Алфтана от шоссе в Кирьола вела липовая аллея. Бури часто валили старые деревья, на их место непременно высаживали новые.

Местным жителям госпожа Эдла Нобель запомнилась как добросердечная женщина, заботившаяся о нуждах окружающих ее соседей. Многие находили работу в ее имении, где требовались разнообразные специалисты. Для прислуги немного поодаль от главного здания было построено несколько добротных домов. Госпожа Нобель на свои средства построила школу в деревне и содержала учителей. Учеников было 15-20, но при отсутствии иной поддержки работу школы пришлось через несколько лет прекратить. В 1906 г. Эдла основала в Алакирьола домоводческую школу для девочек.

Старшая ее дочь, госпожа Ахлквист, проживала вместе с матерью в главном здании. Младшей Марте и ее мужу, врачу Георгу Олейникову, Эдла Нобель предоставила дачу, построенную еще во времена Алфтана. В Кирьола проживал одно время приехавший из Норвегии генерал-консул Олссон, сына которого окрестили Нобелем.

До октябрьского переворота в России семья Нобелей приезжала в Кирьола только летом. Зиму Нобели проводили в Петрограде. В 1917-1918 гг. Кирьола стала местом их спасения от большевиков. Затем они уехали в Стокгольм. Эдла Нобель скончалась в Стокгольме в 1921 г. В Кирьола остался присматривать за домом и хозяйством доктор Олейников со своей женой Мартой. В 1925 г. они сдали в аренду свой дом начальной школе деревни Куккола, пока не построили новую школу. Иногда у четы Олейниковых останавливался генерал-лейтенант Харальд Ёквист с семьей. Он был заядлый рыбак и радовался богатым здешним уловам. Олейников сам любил поохотиться и за это увлечение ему пришлось поплатится. Как то раз случайный выстрел настолько разнес его руку, что пришлось прибегнуть к ампутации.

После П. Линдваля управляющим усадьбой стал русский эмигрант бывший офицер Мощников. Осушенное еще при жизни Эдлы Нобель болото Суурсуо, начало приносить результаты в виде кормовых культур. Из Англии привезли шропширских овец, увеличили поголовье птицы. Утиная ферма стала, вероятно, самой крупной в Финляндии.

В двухстах метрах от берега напротив усадьбы находился маленький островок, который позднее получил название "Докторский". Георгий Олейников любил это уединенное место и разбил на острове небольшой сад, окружив его по периметру 50 х 30 м высокой (2-3 м) каменной стеной. С южной стороны в стену были вделаны стеклянные окна. Сооружение представляло собой полуоткрытую теплицу. В нее встроили небольшую оранжерею, где выращивали виноград, персики и кукурузу. Доктор утверждал, что высоких показателей в урожайности он добился, поливая растения слабогазированной водой. Высокие стены питомника препятствовали проникновению внутрь мух и вредных насекомых. Рядом с питомником находилась компостная яма, прикрытая специальной бумагой. Термометр постоянно показывал температуру содержимого. В яме всегда поддерживалась необходимая влажность.

Сад на острове сыграл трагическую роль в жизни Олейникова. Морозным утром 6 января 1937 г. доктор отправился на остров проверить свою теплицу. На обратном пути лед под ним треснул и Георгий оказался в ледяной воде. Крики о помощи никто не услышал, так как это случилось далеко от берега. Выбраться на лед однорукому инвалиду так и не удалось. Георгия Олейникова похоронили на кладбище деревни Ваахтола.

30 ноября 1939 г. началась война. 4 и 5 декабря жители окрестных деревень, собрав пожитки, отправились на эвакопункты и далее вглубь страны. Кирьола также опустела. В усадьбе разместился штаб. Когда в феврале 1940 г. линия фронта приблизилась к Кирьола и отступление финских войск стало неизбежностью, последние подразделения сожгли деревню. Такова была жестокая тактика войны - не оставлять врагу никаких ценностей и зданий. Великолепный особняк Нобелей, заминированный заранее, был взорван перед самым приходом Красной Армии.

О межвоенном периоде 1940-1941 г. сведений по Алакирьола не имеется. В 1942 г. в деревню снова возвратились прежние жители. Но на руины Кирьола уже никто больше не приехал.

В июне 1944 г. в Кирьола ворвались советские части. Когда наступил мир, деревня стала наполняться советскими переселенцами, приехавшими для работы в разместившемся здесь подсобном хозяйстве Военторга. По решению исполкома Роккальского сельсовета от 20 сентября 1947 г. деревня Кирьола получила наименование «д. Липовка». Позднее было состряпано соответствующее решение собрания работников п/х. Полгода спустя, вторично была переименована в «Ландышевку». Власти обосновали данное переименование «природными условиями». Мотивировкой в обоих случаях выступили «природные условия». В ходе укрупнения хозяйстве к деревне Кирьола была присоединена соседняя деревня Куккола.

Деревня Куккола занимала пограничное с волостью Койвисто положение. Местность в окрестностях деревни была равнинная, достаточно пригодная для земледелия. Большая часть жителей имела небольшие пахотные угодья, но у некоторых были участки площадью свыше 10 гектар. Поля размещались на узкой полосе между берегом и шоссе. Помимо земледелия местные крестьяне добывали средства к существованию работой на целлюлозном заводе Хакмана, в порту Макслахти и в усадьбе Кирьола. Когда-то в Куккола действовал маленький стекольный завод, который находился на берегу ручья. Позднее ручей получил название "Фабричный".

В Куккола в конце XIX века поселились русские купцы Фриц и Эмиль Штуцман, скупившие Роккальские заводы. В деревне проживало также много выборгских чиновников, вышедших на пенсию. На побережье стояли летние дачи, на которых отдыхали зажиточные выборжане. В Мустикканиеми находилась дача известного архитектора Отто Меурмана, а в Кийккуниеми была дача архитектора Уно Уллберга.

Накануне войны в Куккола проживало около 250 жителей.

Советский

Йоханнес Johannes

Рабочий поселок. До 1939 г. село Johannes входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Johannes возник в XIX веке в связи с основанием в деревне Ваахтола новой лютеранской церкви и общины Святого Йоханнеса. Деревня Ваахтола располагалась на материке, а со стороны моря ее прикрывал небольшой архипелаг. Деревне исторически суждено было стать центром волости Йоханнес, но это произошло с течением времени, когда там сосредоточились административные и церковные службы. Развитие деревни началось с основания в ней храма.

Храм и старое кладбище деревни Ваахтола

Первая церковь прихода Каки была основана в XVII веке на мысу Кирккониеми. Эта церковь, однако, была непрочной, к середине XVIII века она обветшала до такой степени, что зимой через прохудившуюся крышу внутрь помещения попадал снег. Тогда было принято решение о строительстве новой деревянной церкви в Ваахтола, которая была возведена по проекту Туомаса Суйкканена в 1756 г. Вскоре вокруг храма возникло небольшое кладбище. В ту пору существовал обычай хоронить усопших прямо в церкви, но далеко не все могли удостоиться такой чести. Простой и бедный люд находил свое упокоение обычно возле церкви. В 1772 г. вышло постановление о том, что все без исключения захоронения следует производить только на церковных кладбищах. Тогда же кладбище в Ваахтола огородили деревянным забором, который, впрочем, быстро сгнил. После этого кладбище обнесли каменной стеною, остатки которой сохранилась до наших дней.

С тех давних пор маленькая деревня Ваахтола начала превращаться в большое село, ставшее центром волости. Полтора столетия простояла лютеранская церковь Йоханнес в центре небольшого приходского кладбища, окруженного каменной оградой. Но время шло и в 1888 г. на холме Ситтамяки на противоположной стороне дороги была построена новая церковь из красного кирпича. Создателем ее был архитектор Вилениус. Великолепное здание в стиле неоготики стало украшением села, а ее высокая колокольня играла роль маяка для моряков и рыбаков, возвращающихся домой. Алтарь был расписан известным художником Венни Солдан-Брофелтом.

Старое кладбище к тому времени достигло своих естественных пределов и расширению не подлежало. Тогда было выбрано место для нового кладбища возле дороги, ведущей к холму Сомеромяки (Галечная горка). Прежнюю деревянную церковь разобрали, а старое кладбище при ней постепенно покрылось тленом забвения. Деревянные кресты сгнили, каменные надгробия попадали и вросли в землю.

В 1930-х гг. община вдруг вспомнила о покоящихся в земле прахе своих предков. Тогда нашли и старый церковный фундамент, по периметру которого посадили декоративный кустарник, привели в порядок некоторые надгробия и склепы. Текст одного из надгробий гласил, что под ним покоится прах пробста и настоятеля Фредрика Густава Палмауса, который служил капелланом Каки с 1779 г. до своей кончины в 1803 г. В десяти метрах от этого надгробия возвышался склеп, где погребен был бывший владелец усадьбы Кирьола господин Альфтан. За склепом виднелся фундамент старой церкви, а невдалеке стоял, окруженный железной оградой, черный памятник немецкого семейства Велтейм. В западном углу кладбища находился когда-то и склеп владельца Роккальского стекольного завода помещика Якоба Лунда.

До превращения деревни в промышленный центр жители Ваахтола добывали средства к существованию главным образом рыболовством и земледелием. Животноводство также занимало важное место в жизни деревни. Немного южнее Ваахтола находился остров Сувисаари, в переводе с финского - Летний остров (после переименования 1948 г. он стал называться "Теплым"). Сувисаари и материк разделял узкий мелкий пролив. В летнее время коровы просто переплывали его в сопровождении мальчишек-пастухов и кормились на прекрасных пастбищах острова весь сезон. Доярки на лодках ежедневно плавали на остров, возвращаясь с хорошими удоями.

Позднее большая часть населения превратилась в наемных рабочих и была занята на предприятиях Хакмана и железной дороге. В 1910 г. рабочее общество волости Йоханнес построило собственное здание. В 1925 г. вступает в строй железнодорожный участок от Койвисто до Выборга, проходящий через село Ваахтола. Станцию называют по имени прихода - Йоханнес. Постепенно это название переходит и на село.

К концу 1930-х гг. в Ваахтола находились начальная и средняя школы, аптека, пожарное депо, рынок, стадион и дом молодежного общества.

30 ноября 1939 г. над Йоханнесом проносятся советские бомбардировщики. Авианалеты становятся постоянным явлением. Церковь получила несколько прямых попаданий, в результате которых начался пожар, уничтоживший все внутреннее убранство. Население начинает эвакуироваться вглубь страны. Наступление на Йоханнес началось 18 февраля 1940 г. и к вечеру того же дня Красная Армия, практически без боя, захватила село.

Летом 1940 г. в Йоханнес прибыли советские рабочие для восстановления целлюлозного завода. В качестве строительного материала были использованы кирпичи церковного здания, которое к осени разобрали до основания. Жилого фонда в Йоханнесе еще хватало, так что до восстановления сгоревших домов руки не дошли.

После того, как в конце августа 1941 г. волость Йоханнес была освобождена от советских войск, власти начали планировать создание воинского захоронения на территории старого кладбища. К лету 1944 г. на кладбище появились низкие белые кресты, выстроившиеся дугообразными рядами.

19 июня 1944 г., преодолевая незначительное сопротивление финнов, в Йоханнес вошли советские войска. Летом 1945 г. в Йоханнес опять приехали рабочие на восстановление комбината. За время второй войны он пострадал гораздо меньше. Облик финского Йоханнеса начал постепенно меняться: военное кладбище было пущено под бульдозер, появились новые дощатые общежития, Дом культуры и прочие атрибуты советского образа жизни.

16.01.1948 на заседании исполкома Йоханнеского поссовета постановили: Просить Исполком Выборгского Райсовета ходатайствовать о переименовании раб. пос. Йоханнес в раб. пос. «Ивановское» с мотивировкой «по переводу с финского». В высших инстанциях эту инициативу не поддержали и название изменили на «р.п. Красновское», обосновав причину так: «в честь Героя Советского Союза Краснова А.Н., героически сражавшегося на территории Выборгского р-на в финской кампании». В конечном итоге поселок переименовали в «Советский», выбрав фамилию другого Героя – летчика Советского. (Ст. лейтенант Советский Михаил Александрович, 1917 г.р., штурман авиазвена 1-го гв. минно-торп. авиаполка ВВС КБФ, погиб 22 июня 1944 г., похоронен в Ленинграде). [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Станция Йоханнес меняла свои названия совершенно синхронно: Ивановское > Красновская > Советский.

Соколинское

Нуораа Nuoraa

Поселок. До 1939 г. деревня Nuoraa входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Нуораа в переводе означает «Веревочное», но происхождение свое ведет от антропонима.

Зимой 1948 г. деревне Нуораа присвоили переводное наименование «Веревкино», которое вскоре было заменено на название «Ивановка». В обосновании указывалось: «в память воина Советской Армии Иванова, погибшего на территории Выборгского района». Вероятно, фамилия воина оказалась слишком распространенной для небольшой территории Карельского перешейка, так как вскоре название изменили вторично на «Ветрово». На этот раз обоснование было столь же типичным: «в память ст. лейтенанта Ветрова Андрея, погибшего на территории Выборгского района». Удивительно, что и Ветров не устроил организаторов переименования, поскольку через месяц деревня Нуораа получила четвертое по счету наименование – «Соколинское». Никаких объяснений по поводу выбора последнего названия в документах не содержится. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Тамминиеми, Ниемеля, Пуккила и Хортана.

Токарево

Каяла Kaijala

Поселок. До 1939 г. деревня Kaijala входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

Деревня Каяла стояла на берегах порожистой реки Роккаланъйоки, через которую было переброшено три деревянных моста, имевших свои наименования: Хёркёнсилта в Нижней деревне, Маттилансилта в Средней деревне и Тонтинсилта в Верхней деревне. Пороги также имели свои названия: Илокоски, Маттиланкоски, Лахокоски, Лиеппикоски, Растаанкоски и Пюхякоски. С северо-востока деревня ограничивалась болотом Харрайссуо, которое накануне войны начинали мелиорировать.

Каяла была типичной земледельческой деревней. Площадь посевных угодий составляла около тысячи гектар. Почвы были глинистыми, на полях выращивали картофель, брюкву, капусту, репу, рожь, ячмень и пшеницу. У многих были большие сады, во всех хозяйствах держали домашний скот, молочную продукцию поставляли в соседние деревни Роккала Ваахтола и Уурас, а также в фирму Валио. Дополнительный заработок приносили отхожие промыслы на целлюлозном заводе Хакмана и в порту Уурас. В деревне имелись две мельницы и лесопилка, несколько кузниц. В личном владении у жителей деревни было 4 легковых автомобиля.

В Средней деревне находился кооперативный магазин, единственный в волости Дом щюцкора, добровольная пожарная команда, народная школа с библиотекой и Дом молодежного общества Кипиня, которое было основано в 1892 г. В Каяла действовало общество Март и два животноводческих общества.

Накануне советско-финляндской войны в деревне проживало 882 человека, дворов было 145. Наиболее распространенными фамилиями в деревне считались Хиири, Хяннинен, Хёрккё, Кайанен, Контто, Косонен, Курки, Лойкас, Паакканен, Пууса, Растас, Сеппя и Вянтси. Все население покинуло деревню в грозную военную зиму, а 17-18 февраля Каяла была захвачена Красной Армией. Спустя полтора года деревня вновь на короткий срок оказалась в руках у финнов, но в июне 1944 г. окончательно перешла под власть Советов.

В 1945 г. на территории деревни Каяла разместилась сельхозартель, преобразованная вскоре в совхоз "Выборгский № 2". 20 сентября 1947 г. исполком Роккальского сельсовета принял решение присвоить деревне Кайала наименование «Слобода»- Это решение позднее было продублировано постановлением общего собрания рабочих и служащих совхоза «Выборгский № 2». Однако комиссия по переименованию решила вопрос по своему, присвоив деревне название «Высоцкая», с соответствующим обоснованием: «в память героя Советского Союза Высоцкого, погибшего смертью героя в районе о. Тронгсунд». Но тут оказалось, что логичнее такое наименование переместить поближе к месту события, переименованному на тот момент в «Петроостров». А для деревни Каяла незамедлительно подобрали нового героя. Им оказался генерал-майор авиации Токарев Николая Александровича, погибший в воздушном бою 31 января 1944 г. в районе Евпатории. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Медянка

Ниемеля Niemela

Поселок. До 1939 г. деревня Niemela входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

Деревня Ниемеля располагалась на мысу, отчего и происходит ее название, которое в переводе с финского означает "Мысовое". Жители деревни имели маленькие пахотные угодья, поэтому земледелие не обеспечивало жизненных потребностей крестьян. Основной заработок приносил наемный труд на лесопилке Питкясаари Олонецкого деревообрабатывающего акционерного общества. Некоторые ездили на заработки в Уурас или на Равансаари, где работы хватало на каждого. В Ниемеля также активно действовало рабочее общество. В деревне имелась еще одна частная фирма и бакалейный магазин Ронни. Мирная жизнь деревни обрывается зимой 1940 г., когда под угрозой прорыва финской обороны население эвакуируется вглубь Финляндии. После короткого перерыва некоторым жителям удалось вернуться на родные места, но ненадолго. В 1944 г. вынужденное выселение повторилось.

В 1945-1946 гг. в деревню Ниемеля стали прибывать советские переселенцы. При переименовании 1948 г. деревня Ниемеля получает вначале свое первое название - "д. Дубовка", как указывается в обосновании: "по географическим условиям". Этот вариант, однако, не проходит согласования в комиссии по переименованию, и деревне присваивают новое имя - Медянка, о причинах происхождения которого можно только догадываться. Это новое название распространяется и на ближайшую деревню Хуйступпула, присоединенную к Ниемеля в ходе укрупнения хозяйства.

Деревня Хуйступпула среди местного населения фигурировала также под названием Липпосенкюля. Среди крестьян большинство составляли малоземельные, которые получили свои участки на бывших помещичьих землях. В зимнее время население деревни Хуйступпула, как и соседней Ниемеля, занималось преимущественно рыболовством, организовываясь в неводные артели. Летом народ ходил на заработки в порт Уурас. Также многие сдавали свое жилье в аренду на лето жителям Выборга. Отличительной особенностью деревни в 1930-х гг. стало появление двух десятков дачных домиков выборжан на побережье Выборгского залива.

В советский период деревню Хуйступпула объединили с деревней Ниемеля и обозвали Медянкой. Многое изменилось в облике поселка за истекшее время, и все же порой возьмет да и проглянет сквозь современную застройку Медянки прежний контур Хуйступпулы.

Дятлово

Кархула Karhula

Поселок. До 1939 г. деревня Karhula входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Karhula образован от антропонима, который восходит к фин. karhu – «медведь».

Накануне советско-финляндской войны в Кархула проживало 450 жителей, в деревне было 70 дворов. Сельское хозяйство занимало в жизни крестьян важнейшее место. Общая площадь пахотных угодий составляла 775 гектар, средняя площадь крестьянских наделов равнялась 17 гектарам. На полях возделывали главным образом кормовые культуры. Рожь и пшеницу выращивали для собственных потребностей. В 1930-х гг. стали культивировать также и сахарную свеклу. Пойменные луга использовались под покосы. Леса покрывали большую часть деревенских земель. Полевые работы и лесозаготовки обеспечивали полную занятость безземельным крестьянам круглый год. Развитию сельскохозяйственного производства способствовала деятельность кооперативного маслозавода и двух животноводческих обществ. Маслозавод работал на принципе самообслуживания, ведь весь его штат состоял из одного человека. При маслозаводе работала и небольшая прямоточная мельница.

В деревне имелся телефонный узел и почтовое отделение, на штампе которого стояло "Юлякюля" (т.е. "Верхняя деревня") во избежание путаницы, так как в Восточной Финляндии уже было почтовое отделение с названием Кархула. В Кархула также был кооперативный магазин и основанная в 1922 г. касса взаимопомощи.

На берегу озера Руухиярви в 1930 г. был построен Дом престарелых на 60 мест. В связи с его появлением в этой части волости улучшилось состояние дорог.

Деятельность общественных организаций в Кархула была весьма оживленной. Местное молодежное общество "Касви" организовало работу хорового коллектива и духового оркестра. Спортивная деятельность также была на высоте. Особенными успехами отличались лыжники. С 1934 г. началась деятельность женского общества "Мартта". Свой вклад в общественное движение вносили отделения организаций шюцкора и Лотта-Свярд. В 1931 г. в Кархула была организована окружная библиотека.

Советско-финляндская война прервала мирное течение жизни. Все жители деревни в декабре 1939 г. ушли в эвакуацию. Кархула оказалась почти на самой передовой. Удерживать занятые позиции финским войскам помогало наличие 7 небольших долговременных укреплений, построенных здесь еще в 1920-1924 гг. Сооружения были старыми и непрочными, так как модернизировать их не успели. Они спасали разве что от осколков. Линия фронта находилась в нескольких километрах восточнее Кархулы, поэтому прямых попыток штурмовать эти укрепления Красная Армия не предпринимала. После прорыва главной оборонительной позиции в районе Суммаярви финские войска оставили позиции в Кархула и отошли на промежуточный рубеж обороны.

Освоение деревни Кархула советскими переселенцами в период 1940-1941 гг. остается пока тайной. Прежние жители, возвратившиеся в Кархула в 1942-1943 гг. свидетельствовали, что большая часть домов была сожжена во время боев, но на их место русские колхозники успели перевезти здания из других деревень, либо понастроили сараев. Финским кархульцам пришлось заново восстанавливать уничтоженное войнами и советским строем традиционное хозяйство и к лету 1944 г. каждая возвратившаяся семья уже имела свое постоянное жилье.

В 1944 году Финляндия вновь потеряла Карельский перешеек. По плану расселения колхозных семей 1945 г. в Кархула следовало перебросить 15 семей из Ярославской области, тогда как пригодных для жилья домов в деревне насчитывалось 21. В Кархула надлежало восстановить, основанный еще в 1940 г., колхоз "Оборона страны". По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Оборона страны» зимой 1948 г. деревня Кархула получила наименование «Заозерье». Однако это решение не устроило комиссию по переименованию, которая вторично переименовала деревню в «Никоново», обосновав выбор названия фразой: «в память погибшего сержанта Никонова М.С.» Месяц спустя деревню переименовали в третий раз, присвоив ей наименование «Дятлово», которое было механически переброшено от соседней деревни Тиккала (название образовано от антропонима Тикка, восходящего к фин. tikka – «дятел»). «Дятлово» являлось вторым переименованием деревни Тиккала, так как еще 20.09.47 она получила название «Звезда». Третьим по счету переименованием стало «Никоново», с которым Тиккала вскоре и исчезла вовсе. Переименования были закреплены Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Свекловичное

Порлампи Porlampi

Поселок. До 1939 г. деревня Porlampi входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства совхоза № 15 зимой 1948 г. деревне Порлампи было присвоено наименование «Свекловичное». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Свердлово

Юля Сомме Yla Somme

Поселок. До 1939 г. деревня Yla Somme входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

По постановлению общего собрания колхозников колхоза «им. Свердлова» зимой 1948 г. деревне Юлясомме назначили наименование «Новоселье». Однако комиссия по переименованию наложила вето на такое простое название и рекомендовало собранию подумать получше. Вторично деревне было присвоено наименование «Свердлово». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Килппяйнен, Пакканен и Мюллюмяки.

Черничное

Хёрккё Horko

Поселок. До 1939 г. селение Horko, являясь частью деревни Коскиярви, входило в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

Деревня Коскиярви находилась на порожистом участке реки Роккаланъйоки. В районе деревни было три порога: Юлякоски, Кескикоски и Алакоски. Старики говаривали, что шум Верхнего порога приносил хорошие вести, а шум Нижнего - плохие. Берега реки были здесь особенно крутыми. Местами на плесах росли кувшинки, синие и желтые лилии, над водой склонялись плакучие березы. Речку пересекали два моста, кроме этого был еще и пешеходный мостик возле мельницы. Поскольку местность была довольно живописная, то ее облюбовал житель Петербурга коллежский регистратор Александр Ефимов, построивший в окрестностях Коскиярви собственную дачу. Этот русский господин исчез из поля зрения после 1918 г.

Деревня делилась на три части: Хёрккё, Ленккери и Кангас. Земледелие было главным занятием жителей деревни, хотя пахотные угодья были сильно измельчены в результате наследственного межевания. Почти у каждой семьи имелись участки на отдаленных землях. Крестьяне возделывали рожь, кормовые культуры, картофель и начиная с 1930-х гг. яровую пшеницу. Молоко обычно возили на маслоперерабатывающий завод, любителей домашнего масла было немного. Перед войной в деревне появился даже трактор, хотя основную тягловую силу составляли лошади. Хороший конь был причиной гордости крестьянина.

Известное место в трудовой деятельности деревни занимало и рыболовство, несмотря на относительную отдаленность ее от побережья. Многие крестьяне подрабатывали на целлюлозном заводе Хакмана и в порту Уурас. Весной занимались сплавными работами.

В деревне находилась современная мельница с лесопилкой, которая обслуживала жителей окрестных деревень. В Коскиярви была собственная добровольная пожарная команда, действовало общество домохозяек "Мартта", в школе проводились молебны и песнопения. При школе работала библиотека. Зимой проводились лыжные состязания, летом - велосипедные. Тойво Хёрккё посчастливилось участвовать даже в Парижских Олимпийских Играх в 1924 г. Перед войной в деревне Коскиярви проживало 350 человек, а дворов в ней было около полусотни.

В начале второго периода советского освоения Карельского перешейка в деревню Хёркё надлежало переселить 15 семей колхозников из Кировской области. Очевидно, они прибыли на место весной 1947 г. В деревне их радостно встретил председатель колхоза "Перелом", который они должны были поднимать. Сделать это им, видимо, было непросто, о чем свидетельствует тот факт, что председателю не удалось организовать даже общее собрание колхозников для изобретения нового названия. В результате придумывать название пришлось, вероятно, ему самому. Решением исполкома Липпольского райсовета от 24.02.1948 г. за деревней Хёркё было закреплено наименование "Ручьи". Однако, этот вариант не удовлетворил комиссию по переименованию, и деревне пришлось придумать новое название - "Черничная". При укрупнении хозяйства к деревне Хёркё было присоединено соседнее селение Пеусса, а позднее и Тиккала. Переименование закрепили Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1949 г.

Попово

Кайслахти Kaislahti

Пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Kaislahti входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Кайслахти означает «Тростниковый залив». С незапамятных времен на берегу бухты Кайслахти стояли две деревеньки - Хиирола и Кайслахти. Деревенские жители традиционно занимались земледелием, а также ходили в море на своих судах.

В 1630-х гг. немецкий офицер, квартирмейстер Герхард Леффе получил во владение пустующие земли слепого и бедного кавалериста Матти Кнутссона. В то же время крестьянин Антти Лойкас и его зять продали Леффе свои участки и переселились в деревню Каяла. Также и четвертая часть земель деревни, принадлежавшая в средние века Доминиканскому монастырю, Выборгскому замку и усадьбе священника, перешла в собственность Леффе. А в 1642 г. вновь образованному большому поместью Леффе были дарованы сетерийные права, т.е. владения становились свободной от повинностей вотчиной. Таковой была благодарность короля за безупречную службу Леффе в шведской кавалерии. После смерти Леффе вотчина была отозвана в коронную собственность.

Следующий этап начался в 1685 г., когда бывшее поместье Леффе передали некоему майору в качестве служебного дома. Через пару десятилетий, в разгар Северной войны, русские войска захватили предместья Выборга, уничтожая все деревни, попадавшиеся на пути. От усадьбы Кайслахти ничего не осталось, жители ее разбежались, хозяин, вероятно, погиб в боях. С тех пор в Кайслахти появилась легенда, что призрак майора появляется иногда возле усадьбы в треуголке и с саблей на поясе, разыскивая по ночам свою семью. В конце XIX века его видела служанка барона Торнофа по имени Мари.

В период донационного землевладения Кайслахти, как, впрочем, и все волости Йоханнес, Койвисто и Уусикиркко, было пожаловано голландцу по происхождению адмиралу флота российского Корнелиусу Крюйсу. В поместье Кайслахти жил его фогт.

В 1741 г. усадьбу Кайслахти получил в собственность камер-юнкер Карл фон Сиверс, после которого владельцами поместья были Франкенхаухзер и Ёрн. Затем поместье на короткий срок перешла в руки "Его Ужасничества" Ларса Габриэль фон Гартмана. Он жил постоянно в Выборге, занимая пост министра финансов. К нему часто наведывался знаменитый финский архитектор Карл Энкель, испрашивая денег на очередные свои грандиозные проекты. Так что искать архитектора Гартману нужды не было. По проекту Энкеля на территории Нижней мызы был построен классический господский дом с симметричным расположением комнат. Главный вход украшал традиционный портик с коллонадой, вокруг особняка был разбит небольшой парк с клумбами.

Когда в 1857 г. усадьбу купил ротмистр Юлиус Фрей, то в крестьянских делах наступил порядок. Помещик бывал в Голландии, где познакомился с высокой культурой земледелия, и решил переделать свою усадьбу по голландскому образцу. С помощью специальной техники, заказанной из Европы, он мелиорировал 40 гектаров неудобий, проложив подземные коллекторы из керамических труб. Для развития животноводства он построил современный кирпичный коровник более чем на 100 голов крупного рогатого скота, оснащенный водопроводом и автоматическими поилками. Кроме того, он построил маслозавод, оборудование для которого привезли из Голландии. Он даже основал при своем маслозаводе школу маслобойщиков. Благодаря Фрею крестьяне внедрили в своих хозяйствах систему правильного севооборота.

В 1870 г. Фрей построил для себя большой дом на новом месте, на 300 метров ближе к берегу от прежней Нижней мызы. Так возникла Верхняя мыза, в которой было 9 комнат, из них две на втором этаже, и кухня.

Фрей проявил себя прогрессивистом также и в общественных делах. По его инициативе неблагозвучное название прихода Каки было заменено на Йоханнес, в честь Святого Йогана. Благодарные жители волости обратились с прошением о присвоении Фрею титула "муниципальный советник", которого он вскоре и удостоился.

По смерти Фрея поместье купил в 1882 г. прибалтийский немец барон Ф. фон Торноф, но через 11 лет он продал его коммерческому советнику К. Борениусу за 155 000 марок. У Борениуса Кайслахти купил в 1897 г. муниципальный советник Виктор Хуйтту. Ему достались изрядно обветшавшие строения, нуждавшиеся в ремонте. Виктор быстро привел недвижимость в порядок, построив в 1916 г. новую кирпичную конюшню на 20 лошадей. В 1913 г. на территорию усадьбы из Выборга перебазировалась животноводческая школа. В 1921 г. усадьбу унаследовал сын Виктора - Кауко Хуйтту. Тогда общая площадь усадьбы составляла 1370 га, 200 из которых использовались в качестве пахотных угодий.

В 1926 г. дом Верхней мызы сгорел. На его месте был построен новый особняк по проекту архитектора г. Выборга Пааво Уотила. Он простоял недолго и погиб в огне Зимней войны.

Особняк Нижней мызы сожгли в августе 1941 г. отступающие остатки 23-й армии, так что финские войска застали на месте дома лишь дымящиеся головешки.

Теперь о бывшей усадьбе Кайслахти напоминает лишь старая березовая аллея, начинающаяся от шоссе. Развалины кирпичного завода, паровой лесопилки, конюшни и коровника еще возвышаются над поверхностью земли.

Советские переселенцы дважды осваивали Кайслахти. О первом периоде (1940-1941 гг.) практически ничего не известно ввиду отсутствия архивных материалов. Второй период начался с 1945 г., но данных о переселенцах на этот год не имеется. Вероятно, они прибыли несколько позднее.

В 1948 г. деревне Кайслахти присвоили наименование «Попово». В обосновании указывалось: «в память героя ВОВ Попова, похороненного на станции» (Михаил Никитович Попов, 1925 г.р., сапер, рядовой 185-го сп, тяжело ранен под Сомме, умер в госпталае, похоронен 4 июля 1944 г. у ст. Кайслахти). [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Железнодорожной станции синхронно было присвоено то же название.

Матросово

Сомме Somme

Пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Somme входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

Зимой 1948 г. деревне Аласомме присвоили наименование «Матросово», обосновав выбор имени так: «в память моряков, похороненных в братской могиле». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.